Королевский дворец

Королевский дворец находится напротив северного крыла Лувра. Он изначально строился для Ришелье и назывался Кардинальским. После его смерти роскошный особняк заняла Анна Австрийская с юным Людовиком XIV. Он служил городской резиденцией герцогов Орлеанских, а в малолетство Людовика XV именно отсюда принц-регент вел управление Францией. В одном из флигелей «король-солнце» поселил свою фаворитку герцогиню де Лавальер, там она родила двух внебрачных сыновей короля.

В начале XVIII века дворцовые апартаменты были обновлены в модном тогда стиле рококо. Эти интерьеры уничтожили в 1784 году, когда на месте части дворца было возведено здание театра «Комеди Франсез», который находится здесь и поныне. В 1871 году Королевский дворец сгорел, но уже через два года был отстроен заново и с тех пор размещает разнообразные правительственные учреждения — Государственный и Конституционный советы, а также Министерство культуры.

«Комеди Франсез» был основан в  1680 году. Репертуар театра включа-ет пьесы Мольера, Расина, Корнеля, Клоделя, Ануйя, Пиранделло, Шекспира и многих других. В фойе можно увидеть кресло, в котором умер на сцене Мольер, играя «Мнимого больного». Долгое время театр имел репутацию заведения, где говорили только на правильнейшем французском языке, а значит, мертвом и скучном. Сейчас он начал оживать благодаря экспериментальным спектаклям Роберта Уилсона и других подобных постановщиков.

Работа Камиля Писсарро «Площадь Французского театра в Париже» относится к серии городских пейзажей, написанных им в последние годы жизни. Как и все импрессионисты, он очень полюбил писать город, пленивший его своим бесконечным движением, течением потоков воздуха и игрой света. Художник воспринимал его как живой, беспокойный организм, способный изменяться в зависимости от времени года и степени освещенности. Камиль Писсарро был очень дружен с художником Клодом Моне. Во время Франко-прусской войны они вместе уехали в Лондон писать с натуры местные пейзажи.

В это время родной дом Писсарро был захвачен прусскими войсками и разграблен. Большинство оставшихся там картин было уничтожено — солдаты использовали их в качестве фартуков или стелили под ноги во время дождя. Много раз Писсарро оказывался в числе отверженных художников, не мог продать свои картины, впадал в глубокую нищету и в минуты отчаяния даже подумывал навсегда порвать с живописью. Дело в том, что, однажды выработав свой стиль, иначе он уже работать не мог. «Они хотят, чтобы я писал так называемые классические сюжеты, чтобы мои работы были похожи на холсты, от которых и так уже трещат залы Лувра?! По мне, так Лувр вообще стоит сжечь», — возмущался импрессионист.