Сад Тюильри

Прогуляйтесь по саду Тюильри, в котором вы окажетесь, пройдя под аркой. В 1666 году архитектор Ан-дре Ле Нотр построил в предместье за пределами городских стен дворец Тюильри. Сложно даже представить, что раньше это был отдаленный район, ведь сейчас Тюильри -это самый центр города. Туда приезжали аристократы для участия в больших королевских праздниках и фейерверках. Дворец был построен на месте бывших черепичных мастерских — практически целиком из дерева — и замышлялся как некий придаток Лувра. Тюильри должен был отделять Лувр от Парижа, создавая при этом иллюзию единения города и деревни. Именно в Тюильри располагались и Парижская опера, и «Комеди Франсез», Моцарт здесь написал свою 31-ю, Парижскую, симфонию, а Вольтер короновал артистов — лауреатов своей же премии. Сам дворец до наших дней не сохранился — он сгорел вместе с  частью Лувра, а сады были обновлены. Архитекторы нового сада воплотили в жизнь первоначальный замысел Ле Нотра, согласно которому количество деревьев в регулярном парке около Лувра должно было постепенно увеличиваться по направлению к площади Согласия. Уютные кафе, прогулки на пони, дети, которые пускают кораблики на прудах, и старинные металлические зеленые скамейки в летнем парке создают неповторимую атмосферу сада Тюильри. Но, как ни странно, многих коренных парижан сад Тюильри раздражает. Дорожки и аллеи садов засыпаны мелким гравием. Летом дующий без всяких препятствий с запада ветер заволакивает окрестности облаком пыли. Многим также не нравится, что, находясь в центре королевского Парижа, достаточно повернуть голову и увидеть на горизонте небоскребы района Дефанс, а на противоположном конце — стеклянную пирамиду Лувра.

В 1876 году сад появился на картине Клода Моне «Тюильри». В работах того периода художник старается создать у зрителя впечатление, что он будто бы вовлечен в круговорот незначительных сиюминутных событий. Глядя на картину «Тюильри», кажется, будто ты сам присутствуешь на этом нескончаемом празднике жизни, наполненном солнцем. Кстати, о Клоде Моне, первооткрывателе, одна из картин которого дала название новому направлению живописи — импрессионизму. Были и такие времена, когда творец писал друзьям: «С позавчерашнего дня у меня нет ни одного су, а в кредит больше не дают ни у мясника, ни у булочника. Хотя я и верю в будущее, но, как видите, мое настоящее очень тяжело. Не сможете ли вы срочно выслать мне 20 франков?» Спустя 20 лет ему будут предлагать миллионы франков за картины. Но живопись сама по себе всегда интересовала Клода Моне в тысячу раз сильнее денег. Он не прекратил писать на природе даже после того, как врачи категорически запретили ему это. Зрение художника ухудшалось, а солнечный свет, постоянно бивший в глаза, грозил сделать Моне слепым. Даже в то утро, когда умерла любимая жена художника, он взял в руки кисть. Художник с ужасом осознал — первое, на что он обратил внимание в тот момент — это изменение цвета лица. После смерти на нем проявились синие, желтые и серые цвета. Клод Моне писал последний портрет своей жены, он плакал, проклинал себя, но пальцы не могли разжать кисть — она будто сама ходила по холсту. «Я не человек, я животное, вращающее мельничный жернов», — подумал он тогда.

Герой романа «Немного солнца в холодной воде» Франсуазы Саган, которую называли любимой писательницей интеллигентных советских женщин, как и вы сейчас, прогуливался по саду Тюильри, но его там посещали довольно скверные мысли: «Почему-то он оказался в Тюильри, и тут ему вспомнилось, как Дрие ла Рошель в свое время тоже пришел сюда якобы для прогулки, для своей последней прогулки, -Жилю стало смешно: у него никогда не хватит мужества, да и нет желания покончить с собой».